Бесплатно

С нами Бог!

16+

05:06

Понедельник, 17 июн. 2024

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Философ о будущем евразийства: «Проиграет здоровому национализму»

09.06.2024 23:46

В социально-философской мысли современной России существует множество направлений, и одно из них – евразийство, активно пропагандируемое Александром Дугиным

Однако евразийство обречено на поражение, считает художник, философ, куратор «Русского стиля» Антон Беликов. Почему традиционализм, лежащий в основе евразийской идеологии, глубоко противоречив и не способен ответить на вызовы современности? И как России использовать исторический шанс для переустройства национальной политики? Рассуждает эксперт:

«В чем главная проблема евразийства, почему оно обречено проиграть старому доброму капиталистическому национализму из эпохи модерна? И как нам использовать историческую возможность переустройства национальной политики России?

Главная беда традиционализма – в его транснациональности. Для традиционалиста предмет культа – человек традиции, чем примитивнее и хтоничнее – тем лучше. И в этом смысле традиционализм сливается с авангардом левацких интеллектуальных теорий и практик типа объектно-ориентированной онтологии и совсем уж упоротых деколонизаторов типа Кона с его рассуждениями, о чем мыслят леса Латинской Америки.

Традиционалист сам, по сути, обычный городской житель со смартфоном в кармане, высшим образованием, съемной квартирой, автомобилем в кредит и иррациональной тоской по избам и березкам. Но вот беда: реальный сельский хтонический алконавт из средней полосы ему не близок, и он не воспринимает его как человека традиции, ему подавай индейцев с пейотлем, эскимосов с мухоморами, бедуинов с верблюдами, таджиков с кишлаками. Вот их он готов чтить как людей традиции. Как сверхлюдей.

Дугин пишет: «Хватит издеваться над словом «кишлак» и над людьми, которые в нем живут. Это как наши крестьяне, жители священных русских сел и деревень. Какой городской цивилизацией мы хвалимся? Это территория разврата и вырождения, отрыва от корней и утраты традиции. Люди кишлака священны. Как священны люди русской деревни. Тот, кто там живет – люди с корнями и с идентичностью. Горожанин – это либо торгаш, либо пролетарий – оба сословия мерзкие. Ну ладно еще государственный человек или военачальник. Эти пусть в городе. Но народ – это земля, у нас – деревня, село, весь, у них – кишлак. Священный и прекрасный кишлак. Издеваясь над кишлаком, мы становимся подобным либералам и расистам, а это низко».

И чуть раньше он же говорит о модерне с его переселением в города как о ереси.

В действительности человек традиции радикально отличается от традиционалиста системой ориентиров. Для человека традиции он сам и есть единственно возможный человек, а его народ – единственное, что имеет ценность. Все остальные – враждебные и опасные существа, которых человек традиции не считает в полной мере людьми. Сегодня на наших улицах мы видим, как кишлачные люди традиции проявляют именно такие поведенческие модели. И противостоять им стандартные горожане не могут.

Или могут?

На каждый вопрос есть четкий ответ: «У нас есть «Максим», у них его нет», – эта чеканная формула обычно приписывается Киплингу. Но на самом деле автором этих строк является Хилэр Беллок – известный британский историк и писатель начала XX века французского происхождения, ярый католик, близкий друг Честертона, автор множества книг и великолепный оратор. Короче, в полной мере человек традиции.

Чем город может ответить кишлаку с его никабами, ножами в карманах, привычкой к насилию в отношении женщин и детей, с его жесточайшим расизмом в отношении русских, с его упоротой тупостью и дикостью, с его овощебазными ММА-клубами и всеми прочими прелестями?

Технологиями. На иррациональность кишлака город может и должен ответить жестокой логикой технологий. Системами распознавания лиц, запретом никабов, кассовыми аппаратами на всех рынках, пропиской, цифровыми социальными рейтингами, визами, заменой курьеров и водителей роботами. И самое главное: город должен сформировать вокруг каждого кишлачника такую культурную ситуацию, в которой его ваххабитский наставник будет обречен проиграть борьбу за ум кишлачника. И выбор у кишлачника будет лишь в том, кому конкретно проиграет его ваххабитский наставник: «Википедии», «Порнхабу» или даркнету. В зависимости от того, что выберет, кишлачник получит либо шанс на будущее, либо билет в один конец на социальное дно.

Модерн силен правилами. Так и только так он может привести к адекватности весь племенной колорит, выхлестнувшийся на наши улицы.

Теперь к евразийству. Отрекаясь от модерна, евразийство глубоко непоследовательно, поскольку само питается всеми возможными «измами» двадцатого века. И больше всего, конечно, социализмом.

Единственное отличие четвертой политической теории от всех предыдущих в том, что социализм предполагает глобальный проект с опорой на идею будущего, а традиционализм, замешанный на евразийстве, предлагает идею глобальной мозаики с опорой на идею прошлого.

Само прошлое при этом считывается с позиций золотого века как недостижимая вершина. И все традиции должны цвести. Узнаете знакомые нотки? Это потянуло интерсекциональным феминизмом четвертой волны. Давайте посмотрим правде в глаза: комбо из евразийства и традиционализма – просто еще один глобалистский проект.

Что делать?

Обратиться к нормальному здоровому национализму с его самой очевидной и главной констатациями:

  1. Русские – государствообразующий народ России. Без нас все развалится и всем будет плохо. Скорее всего, все умрут.

  2. Россия де-факто – национальное государство. Мантра про многонациональное государство не работает по одной простой причине: многонациональным государством признается такое государство, в котором крупнейший по численности народ не составляет подавляющего большинства. Такой страной был СССР, выстроенный как система сложных балансов между русскими и народами национальных республик. Но этого больше нет.

  3. Русские никому ничего не должны, так как не имеют колониального прошлого. В Российской империи и СССР метрополия вкачивала деньги и усилия в окраины, а не наоборот. Поэтому любые деколонизационные проекты и риторику следует признать попытками ущемления прав государствообразующего народа и, следовательно, посягательством на основы государства. Русские не должны оплачивать и спонсировать из своего кармана нежизнеспособные культурные матрицы, языки и традиции. Никаких «фестивалей плова» за наш счет. Мир должен усвоить: русские должны только себе и Богу, никому больше.

  4. В силу особенностей своего исторического развития русские имеют глобальную историческую миссию: обеспечение справедливости во всем мире. Каждый раз, как мы от этой миссии отказывались, мир оказывался ввергнут в хаос. В значительной степени в этом и состоит наша миссия как Третьего Рима. Первый Рим породил юриспруденцию и гражданственность, Второй – идею человечности, Третий – идею справедливости. На этом простом основании должны быть перестроены наши подходы к внешней и внутренней политике, к войне и миру. В том числе и к ядерной войне. От застенчивого концепта ответного «удара возмездия» мы должны перейти к концепту первого и единственного карающего «удара справедливости».

  5. В силу особенностей нашего исторического развития русский национализм не требует от инородцев невозможного, в отличие от западного, налагающего ограничение на кровь, цвет кожи, разрез глаз и форму черепа. Русский национализм требует от инородцев человеческого поведения и в случае выполнения этого условия готов относиться к людям с любым цветом кожи и вероисповедания как к равным.

  6. Русский народ глубинным образом соединен с другими народами большой исторической России. Эти связи основаны на совместном прошлом и должны быть продолжены в будущем.

  7. Русские культура и язык являются пропуском в мировую культуру для своих носителей независимо от национальности и происхождения и обеспечивают носителям равные карьерные возможности независимо от происхождения. Сложившаяся система образования в России обеспечивает равный доступ к изучению русского языка, литературы, математики, физики и других дисциплин для всех граждан. Для национальных меньшинств и мигрантов не должно быть никаких особых условий в образовании и карьере. Правила для всех должны быть одни на всем нашем культурном пространстве. Любые проявления диаспор должны наказываться по закону. На территории России возможно создание этнических объединений для народов исторической России, для всех остальных на это должен быть наложен запрет.

  8. Отклонения от нормального поведения и попытки обосновать это своими национальными традициями должны заканчиваться высылкой из России. Мигранты должны усвоить, что русским полностью безразличны их древние традиции бача-бази, избиения женщин и отказ в образовании детям. Все это должно караться по закону.

  9. Приземление конфессий и религиозного образования. В России представлены все основные мировые религии и конфессии. Для предотвращения распространения экстремистских идей и концептов священнослужители всех религий и конфессий должны быть представителями народов России. Иными словами: имамом мечети может быть татарин, башкир, чеченец или русский, но не может быть араб, таджик, албанец или турок. Причем обязательным условием вступления в сан является получение духовного образования в России. То же касается и протестантизма, православия, католичества, буддизма, иудаизма. Любые проявления подпольных молельных заведений должно пресекаться.

  10. Гражданство России и вакансии в первую очередь должны быть доступны для граждан России и русских из-за рубежа. Работодатель, нанимающий мигранта, обязан доказать необходимость в найме именно этого мигранта, подтвердить его квалификацию дипломами и другими документами и заплатить специальный налог на найм мигранта».

Источник Версия для печати