Бесплатно

С нами Бог!

16+

17:35

Четверг, 25 апр. 2024

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

Михаил Смолин. Пессимизм и оптимизм: есть ли будущее у России?

02.04.2024 09:39

Россия спасется, — знайте!

Она не погибнет — знайте!
Она не погибнет, Россия.
Они всколосятся, — верьте!
Поля ее золотые.
И мы не погибнем — верьте!
Но что нам наше спасенье:
Россия спасется, — знайте!
И близко ее воскресенье.
 
Зинаида Гиппиус
 

Очень часто сталкиваюсь непосредственно в жизни или при посредстве соцсетей с глубоким пессимизмом в отношении будущего России и Русского мира в котором мы с вами все проживаем.

Да, мы существуем при демократии, которую лорд Байрон называл «аристократией негодяев» («что такое демократия, как не аристократия негодяев» утверждал он).
При чём я бы истолковал мысль Байрона или дал бы своё понимание демократии, если в его фразе нет моего наполнения, — как относящуюся в полной мере к парламентской демократии.
Президентская республика всё же перманентно беременна переходом власти от аристократии негодяев к диктатуре служилых людей.
Правда аристократия негодяев стремится всегда «абортировать» подобную «беременность» или перевести её в разряд «замершей беременности».

* * *
Итак — демократия это власть самых изысканных, самых последовательных, самых безнравственных династических негодяев, в смысле культивирования из рода в род в своих семьях этих антигражданских черт.
Династии этих негодяев складывались следующим образом: дедушки были в ленинско-сталинской гвардии, отцы в хрущёвско-горбачёвских перестроечных рядах, а сами сегодняшние негодяи активно участвовали в бесславных 90-х.
Конечно могут быть варианты, но большинство родов наших аристократов «негодяйства», сформировались именно так.
Именно так составилось псевдо «дворянство» родовитых негодяев нашей республики.
И именно они держат власть в нашей стране, в своих руках.
Именно эти «многонациональные семьи» убили и заместили русскую аристократию в XX столетии, после Февраля и Октября 1917 года, на своё «многонациональное негодяйство».
И именно они не дают сегодня русским уйти из порочного круга Февраль 1917—СССР—РФ—СССР-2, потому что либерализм и социализм это два варианта западнической республики, в рамках которой их «низкородные негодяйства» пришли к власти в нашей стране.
И они хотят сохранить свою власть над нами и дальше.
В их семейной истории либеральные и социалистические фазы истории страны, это лишь смена поколений, от дедов к отцам и от отцов к сыновьям.
Либерализм и социализм внутри этих семей, уважаемые и ценимые периоды, именно как удобная среда властвования, обитания, размножения и кормления.

* * *
Ушёл ли «последний русский поезд» на станцию «Возрождение имперской России» безвозвратно, как говорят пессимисты?
Или «всё в руках Божьих» и желающих добра своей Родине?
Об этом достаточно сложно рассуждать, просто потому, что Божьих замыслов о России и о мире её окружающем никто доподлинно не знает.
К счастью Господь скрыл от нас «расписание» исторических поездов. Поэтому, какой поезд уже ушёл, является ли он последним, мы доподлинно не знаем. История Византии даёт примеры неоднократных падений и возрождений, практически с самого начала. Да и история России то же.
Мы так же не знаем, какой поезд придёт следующим и на какую станцию, и даже не знаем нужно ли в него садиться, и куда он поедет...
Поэтому пессимизм лишь дополнительно снижает жизнеспособность нации и только поэтому его надо по возможности изживать...
Правда это уже больше область религиозная, так как пессимизм сродни унынию и преодолевается чаще лишь сверхъестественными способами.
Можно быть уверенным только в одном, что если Господь посчитает нужным, ради скрытых от нас праведников, продлить жизнь этому миру, то Россия будет ему нужна как Православная Империя, как государство способное отстаивать в этом мире христианское добро, в том числе и силой оружия.
Республиканская, демократическая, западническая Россия с исторической точки зрения, с точки зрения Божьего Домостроительства бесполезна и просто не будет способна поучаствовать в подобных замыслах или того хуже будет им сопротивляться.
Немаловажно с этой точки зрения ответить и на следующий вопрос: Умерла ли Православная Россия в 1917 года окончательно?
Если умерла, то и говорить не о чем.
Если же жива, то, в каком состоянии находится?
Как имперски организованное государство Россия, безусловно пала, но как сообщество церковных людей всё же продолжило своё существование.
Государство если говорить упрощённо, это организованные люди, обособившиеся по своим внутренним убеждениям от соседей.
Русская эмиграция, эвакуировавшаяся с боями из большевистской страны и «внутренняя эмиграция» русских людей оставшихся верными Православной Церкви, вот та православная Империя, которая сохранилась в сердцах, в умах, в семьях, в приходах и в общественных организациях после краха 1917 года.
Поместная Русская Православная Церковь как в зарубежье, так и в СССР сохранила православную русскость в тяжелейших условиях тотального многолетнего гонения.
Как в столь токсичных для самой жизни, неблагоприятных и прямо враждебных обстоятельствах Церковь и мы верующие выжили?
Чистое чудо Божие и результат Его помощи упорству конкретных людей не боявшихся исповедовать свои убеждения.
Французский революционер Дантон утверждал, что Родину невозможно унести на подошвах своих сапог.
Пожалуй, на «подошвах своих сапог», Родину действительно унести не возможно.
Но про русских эмигрантов говорят, что они всё же унесли Родину вместе с собой на чужбину, прежде всего в своём сердце. И Родина, как вера, Родина как идея осталась вместе с ними навечно.
Точно так же произошло и на большевистской чужбине, в СССР, верующие русские люди сохранили Родину, тот идеал православной России в своих сердцах, который реализовывался в их семьях и в их церковных приходах.
Православная Родина продолжала и продолжает сегодня существовать в русских людях, но она потеряла своё территориальное пространство и свою государственность, загнанная во внутреннее «гетто» Церковной ограды, общественных организаций, семейного и личного сознания.
Возможно ли возвращение государства, а с ним и русских территорий это вопрос нашего подвига и Божьего благословения.
Можно ли в это верить?
Пожалуй, что в это нужно верить и делать на своём месте возможное, по силам, что неизбежно столкнёт нас с республиканской «аристократией негодяев» в непримиримой борьбе.
Оптимистично ли наше положение или напротив, пессимистично, не столь важно.
А там как Бог даст.
fh
 
 
Версия для печати