Бесплатно

С нами Бог!

16+

09:48

Четверг, 19 сен. 2019

Легитимист - Монархический взгляд на события. Сайт ведёт историю с 2005 года

О Москве, о России, о кризисе и о будущем

Автор: Захарьев Андрей | 01.03.2009 23:23

Проблемы Москвы может решить только расселение, а это невозможно без переноса столицы.

«Москву критикуют те немосквичи, которые не смогли в ней жить», – эти слова сказала мне в годы нефтяного бума одна молодая бизнес-леди, когда в нашем разговоре зашла речь о звуке, в котором так много для сердца русского слилось.

Многие в России мечтают о том, что переедут в Москву и найдут здесь простор для самореализации. Ради этого тысячи жителей не только теперешней Российской Федерации, но и всей прежней России покидают десятки регионов страны. Они съезжались в Москву, где квартиры в не ремонтировавшейся десятилетиями «хрущёвке» стоят дороже, чем коттеджи в прибрежной зоне в Италии или на Кипре. Они съезжались в Москву, где сталкивались с постоянными и непрекращающимися автомобильными пробками и давкой в метрополитене. Они съезжались в Москву, чтобы столкнуться с напряжённой межэтнической ситуацией в школах, а до этого – годами ждать появления мест для своих детей в детских садиках. Но они ехали в Москву, потому что только здесь менеджерами по продажам, как теперь по-модному стали называться продавцы, они могли заработать в разы больше, чем за тяжёлый труд у себя дома.

Москва стала центром притяжения задолго до начала перестройки. Развивающаяся и сытая Россия была скручена захватившей власть бандгруппой большевиков в бараний рог: репрессиями пуль и репрессиями голода. В русской глубинке был дефицит и недостаток всего. В Москве было хотя бы по-социалистическому убогое, но всё же разнообразие. А потом, уже при либералах, в Москву стали стекаться финансовые потоки, и на фоне разрушения и запустения остальной страны, столица расцветала и горела яркими ночными огнями иллюминации.

Нет, пожалуй, на сегодняшний день для России, и в идейном, и в экономическом плане, большей проблемы, чем чрезвычайные географические перекосы. Страна вымирает и не может перегруппировать свои человеческие ресурсы, чтобы остановить процесс падения и начать возрождение.

В последние месяцы перед началом катастрофического обвала российской экономики стала модной и популярной тема, идея создания в России, в Москве международного финансового центра. Интенсифицировался даже на некоторое время процесс строительства комплекса небоскрёбов Москва-Сити. Однако этим планам, которые, скорее всего, в очередной раз свелись бы лишь к переделу откатов – тому единственному, что у некоторой категории граждан хорошо получается, – не суждено было сбыться. Пузырь российского нефтегазового экономического чуда лопнул, забрызгав всех грязью экономической катастрофы, масштаб которой мы в муках познаём теперь.

По официальным данным, население Москвы составляет около 10 миллионов человек. Вместе с проезжими и заезжими ежедневно в Москве пребывает по 14 миллионов человек. Эти цифры представляются заниженными. Косвенные признаки позволяют оценить население российской столицы в 12 – 13 миллионов человек. Кроме того, нужно учесть не менее 2 миллионов гастарбайтеров и то, что существенная часть населения Подмосковья, где проживает около 5 – 6 миллионов человек, работает в столице, о чём могут свидетельствовать забитые до отказа электрички и автострады из Королёва, Электростали, Жуковского, Зеленограда. Тысячами в Москву приезжают и переезжают жители Рязанской, Тверской, других прилегающих областей. На отток населения в Москву жалуются даже из относительно удалённой Нижегородской области. Московская агломерация сконцентрировала около 12% населения Российской Федерации. При этом Москва напрочь лишена серьёзной промышленности, если не считать некоторых объектов пищевой промышленности, свёрнутой и вывезенной из столицы. «Москвич» пустует, Завод им.Ильича превращён в офисные центры.

Ударивший паралич российской экономики больнее всего ударил именно по Москве – сердцу перекосов отечественного хозяйства. Заработные платы даже в рублёвом исчислении сократились на примерно 20%, при том что цены на аренду жилья просто замёрзли, хотя стоимость «офисного метра» существенно упала: многие офисные центры опустели. Люди, уволенные осенью, до сих пор зачастую не могут найти работу. Центры занятости заполнены настолько, что люди, чтобы в течение суток попасть на приём к инспектору, занимают очередь с самого утра. И из Москвы начался отток населения. По официальным данным, пассажиропоток Московского метрополитена упал на 5 – 6%. И это только начало. Город оказался не готов перераспределить работу многочисленным «менеджерам». Да и работы в столице просто нет.

Даже сегодня, после распадов 1917 и 1991 гг., Россия занимает 1/7 часть суши. И это вполне естественно и нормально, что в нашей стране есть сельскохозяйственные регионы, есть регионы, специализирующиеся на добыче сырья, есть промышленные (индустриальные) регионы, есть наукоцентры, и должны существовать финансовые центы, политические центры. Увы, в действительности мы видим запустение сельского хозяйства, качественное падение промышленного потенциала и консолидацию финансово-политических функций в Москве.

Когда в конце 1980-х – начале 1990-х гг. всю нашу жизнь было принято оценивать по лекалам США, как-то не обратили внимания, что США, впрочем, как и, например, Германия, отличаются наличием множества равнозначные региональных центров. Жизнь США не ограничивается Вашингтоном и Нью-Йорком. Есть Чикаго, Филадельфия, Сан-Франциско и Лос-Анджелес, Лас-Вегас, Даллас и Хьюстон, Майами, Сиэтл. Каждый из этих городов концентрирует на себя региональную активность. Нет нужды уезжать из Хьюстона в Нью-Йорк или Вашингтон: всего можно добиться и у себя. Аналогичная картина в Германии: Берлин – политический центр, Франкфурт-на-Майне – финансовый центр, а при этом ещё десяток региональных центров: Лейпциг и Дрезден, Гамбург и Ганновер, Мюнхен и Штутгарт.

В России даже Санкт-Петербург, увы, не смог стать реальной альтернативой Москве. Единственная успешная попытка создания регионального центра в последние годы – это Екатеринбург, ставший центром притяжения для жителей Урала и Западной Сибири, заменив для них бессмысленную мечту о далёкой Москве. Сочи также не стал ни русским Сент-Морицем, ни русским Лас-Вегасом. Сочи остался «удалённым пригородом Москвы».

Увы, в России по-прежнему много желающих, испачкав руки в крови, штыками загнать людей в стойло под названием «каким должно быть ваше счастье». Лавры большевиков не дают покоя мятежным душам. Вместе с тем и без трудовых армий можно было бы стимулировать более рациональное региональное распределение человеческих ресурсов и многопрофильное, как следствие, развитие национальной экономики. Но для этого нужна государственная политика, идущая дальше лозунгов и высокопарных слов – нужна политика реальных дел. Какая? Предложим ответ на этот вопрос.

Нужно понять, для чего люди едут в Москву. Вряд ли человек переезжает от родных и друзей в другой город просто, чтобы быть ближе к Красной площади. Достоинства культурного центра также привлекают немногих: ажиотажа в московских театрах и галереях не наблюдается. Люди едут за сытой жизнью. Значит, они не будут переезжать, если смогут добиться сытой жизни у себя дома. Тогда в Москву поедут только те, чьи амбиции может удовлетворить только финансовый, культурный и политический центр страны – но такая внутренняя миграция не будет массовой и будет даже полезной.

Очевидно, что благоприятными условия для проживания по всей России не станут, если просто издать об этом закон или указ. Нужны поступательные действия. И, что удивительно, кризис открывает для этого возможности.

Прежде всего, нужно определить центры регионального роста.

Альтернативным Москве культурным и финансовым центром легко может быть Санкт-Петербург, обладающий для этого всем необходимым потенциалом: и театрами, и музеями, и собственными банками, и торговым портом, и фондовой биржей. Можно было бы довести до логического завершения реформу судебной власти, выведя органы судебной власти из Москвы в Санкт-Петербург: Верховный и Высший Арбитражный Суды.

Однако делом первостепенной важности является создание региональных индустриальных центров, точек роста промышленности. В центральной России это, прежде всего, Курск и Воронеж. На Поволжье – Нижний Новгород и Самара. На Урале – Екатеринбург и Пермь. В южной России – Ростов-на-Дону и Новороссийск. В Сибири – Новосибирск и Иркутск. На Дальнем Востоке – Владивосток и Хабаровск.

Чтобы способствовать развитию этих городов, чтобы люди хотели в них жить, необходимо стимулировать инвестиции в промышленность и создавать условия для жизни людей. Для стимулирования инвестиций достаточно вполне очевидных мер монетарной и налоговой политики: выделение через Сбербанк, ВЭБ и ВТБ (другие, частные надёжные банки, которые пожелают участвовать в программе) кредитов под фиксированные государством проценты (3 – 5% годовых), причём банки выступали бы только агентами государства, получающими комиссию за осуществление операций с государственными деньгами, а проценты поступали бы государству. Для этого Центробанк должен начать давать экономике длинные деньги: давая на цели финансирования этой программы долгосрочные (5 – 15 лет кредиты банкам-участникам программы). Условиями участия в программе должны быть научно-обоснованные показатели: 1) собственного производства; 2) степени переработки продукции на предприятии; 3) доли отечественных комплектующих; 4) созданных рабочих мест; 5) соотношения инвестиций в средства производства и фонд заработной платы (за вычетом доходов категории руководителей) с инвестициями в прочие фонды и выплатой дивидендов. Если организация отвечает соответствующим критериям, то банк-участник государственной программы должен быть обязан выдать соответствующий кредит. Важно, чтобы рабочие места создавались именно в регионах и стимулировалось использование отечественных комплектующих. Очевидно, что за год или за три года накопившиеся десятилетиями проблемы не решишь, но это не значит, что о их решении можно забыть.

С налоговыми преференциями намного проще: нужно дифференцировать ставки налога на прибыль и НДС в зависимости от того, в каком секторе экономики действует организация. Торговля и посредничество, банковская и финансовая деятельности не могут облагаться налогами по тем же ставкам, как авиастроение, научно-изыскательские работы, пищевая промышленность.

Когда рынок недвижимости Москвы оказался на краю своего долгожданного краха, московские власти принялись его спасать, выкупая квартиры якобы в социальных целях. Это интересное начинание на федеральном уровне стоило бы, пользуясь кризисом, направить в полезное для государства русло. Выкупать квартиры (эконом-класса) можно и нужно, но не в Москве и Санкт-Петербурге, а в промышленных центрах. Конечно, государство должно выкупать их по объективным, а не псевдорыночным ценам (т.е. на 30 – 40% дешевле сегодняшних объявленных цен). Эти квартиры государство могло бы в долгосрочную аренду сдавать тем, кто захочет переехать и работать в соответствующем городе. Причём за каждый год работы в соответствующем регионе и за каждого рождённого в семье ребёнка определённый доля выкупной цены могла бы списываться и через какое-то время (10 лет, например) семья могла бы претендовать на выкуп квартиры в собственность. После кризиса на соответствующих условиях можно было бы начать и целенаправленное строительство. В Белоруссии аналогичная программа строительства мини-коттеджей в сельской местности при условии работы в агросекторе (агро-городки) – также интересный опыт, достойный изучения и возможности применения. Получение жилья и работы – мощные стимулы, которые будут стимулировать и более гармоничное распределение человеческих ресурсов по регионам, и, что ещё более важно, будут стимулировать рождаемость.

Описанные выше меры – не мечта футуролога, а вполне реальные меры, которые могут начать быть реализуемы уже в ближайшее время, будь на то политическая воля. То, о чём хотелось бы написать в завершение статьи – вопрос для дискуссии и не вопрос ближайших лет. Но это тоже важный вопрос – это вопрос статуса Москвы. Даже если все вышеуказанные меры позволят избавить Москву от притока новых мигрантов, если удастся стабилизировать население на уровне близком к 10 миллионам человек, это всё равно не решит проблем мегаполиса, инфраструктура которого рассчитана на 7 миллионов человек. Москва – исторический центр и сердце России, здесь сосредоточен интеллектуальный потенциал страны, этот город и дальше может быть финансовым центром страны, витриной её достижений, в любой стране есть столица, и это нормально. Но стоит, представляется, серьёзно задуматься над переносом в другой город политических органов: причём перенос можно осуществить как в какой-то близлежащий центр (например, Рязань), так и на юг страны, в город, который задумывался когда-то как столица России (правда, в альтернативу тогда Санкт-Петербургу) – Екатеринодар. Если объекты Олимпиады в Сочи всё же будут сооружены, а Олимпиада проведена, перенос столицы в Екатеринодар дал бы мощнейший толчок развитию юга страны и реально разгрузил бы Москву, разделив, наконец, финансово-торговый и политический центры. Но это, повторюсь, предложение скорее футурологического свойства.

 

Версия для печати